Вы здесь: Главная » Признание сделки ничтожной и основания для этого

Признание сделки ничтожной и основания для этого


"Банковское право", 2009, N 2

 

НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ ВЕКСЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

 

Сделками признаются действия граждан и юридических лиц, признание сделки ничтожной и основания для этого направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (ст. 153 ГК РФ). Под вексельной сделкой следует понимать гражданско-правовую сделку, совершаемую участниками вексельных отношений по составлению, передаче, акцепту векселя, предъявлению векселя к платежу и совершению других действий в рамках вексельного обязательства.

Вексельные, как и общегражданские, сделки порождают, изменяют и прекращают вексельные правоотношения. Вместе с тем они имеют отдельные отличия от общегражданских сделок по условиям действительности и недействительности сделок, правовым последствиям недействительности сделок.

"Недействительность сделки означает, что за этими действиями не признается значение юридического факта, в связи с чем недействительная сделка не может породить юридические последствия, которые стороны имели в виду при заключении сделки" <1>. С учетом этого положения предлагается проанализировать условия действительности вексельных сделок. В системе вексельных сделок можно выделить следующие сделки: сделки по составлению векселя, выдаче векселя, принятию векселя, передаче векселя, по акцепту и платежу, поручительства (аваля), препоручительная сделка, залог, сделка по посредничеству, по предъявлению векселя к платежу, акцепту, датированию, по выдаче копий или экземпляров векселя.

--------------------------------

<1> Гражданское право: Учеб. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Проспект, 1998. Ч. 1. С. 236 (автор - М.В. Кротов).

 

Действительность вексельной сделки зависит от действительности образующих четырех элементов. В цивилистике принято считать, что сделка является действительной, если, во-первых, присутствуют все четыре элемента; нет какого-либо порока в образующих ее элементах или хотя бы одного, а именно: 1) субъективного состава (сделки с пороками в субъекте в цивилистике подразделяются на две группы: первая исходит из недееспособности граждан, вторая - из правоспособности юридических лиц); 2) воли и волеизъявления; 3) формы; 4) содержания. Все известные гражданскому законодательству разновидности недействительных сделок могут быть сгруппированы применительно к четырем элементам сделки.

Недействительность сделки с пороками субъектного состава обусловлена тем, что она не согласуется с правом или дееспособностью (правосубъектностью) совершивших сделки лиц. Правосубъектностью физических и юридических лиц определяется гражданским законодательством.

Закон считает недействительными сделки с пороками субъектного состава:

1. Сделки, совершенные лицом, признанным недееспособным вследствие психического расстройства или недееспособным по возрасту (ст. 171, 172 ГК РФ).

2. Сделка, совершенная гражданами недееспособного возраста (ст. 175 ГК РФ). Сделку вправе совершать лица, достигшие 18 лет или признанные полностью дееспособными до достижения этого возраста в установленных законодательством случаях (эмансипация или вступление в брак).

3. Сделки, совершенные гражданином, ограниченным судом в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напиткам и/или наркотическими средствами, без согласия на это попечителя (ст. 176 ГК РФ).

Применительно к юридическим лицам возможны ситуации, когда сделка является недействительной в связи с пороками субъектного состава:

1. Сделка совершена организацией, не являющейся юридическим лицом. Она недействительна из-за отсутствия субъекта, поскольку только юридические лица могут от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности (п. 1 ст. 48 ГК РФ).

2. От имени юридического лица сделка совершена лицом, не уполномоченным на это в силу своего служебного положения или не снабженным соответствующей доверенностью на ее совершение, а также с превышением своих полномочий при совершении данной сделки (ч. 1 ст. 183 ГК РФ).

3. Орган юридического лица совершает сделку, противоречащую целям его деятельности. Она считается недействительной как выходящая за пределы специальной правоспособности юридического лица (ст. 173 ГК РФ).

4. При отсутствии лицензии юридическое лицо заключает сделку, для совершения которой необходимо иметь лицензию в ее отсутствие (ст. 173 ГК РФ).

Обязательными элементами состава сделки являются внутренняя воля и волеизъявление. Порок воли при совершении сделки может заключаться в том, что:

а) имеется только одно волеизъявление при отсутствии внутренней воли. К недействительным относятся сделки, совершенные под влиянием насилия или угрозы, гражданином, не способным понимать значения своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК РФ). Сделки, совершенные под влиянием насилия или угрозы (metus), римским правом признавались недействительными, поскольку "угрозы, психическое принуждение... исключают вообще наличность изъявления воли. При психическом принуждении или угрозе волеизъявление действительно совершается; но воля вызвана такими мотивами, которые право в виде исключения принимает во внимание и которым оно придает юридическое значение, не желая подвергать опасности весь гражданский оборот" <2>. Заключение сделки гражданином, не способным понимать значения своих действий или руководить ими, профессор Г.Ф. Шершеневич комментирует так: "Так как воля направлена на юридические последствия, то, очевидно, нельзя признать наличность сделки там, где у действующего нет сознания последствий" <3>;

--------------------------------

<2> Хвостов В.М. Система римского права: Учеб. М.: Спарк, 1996. С. 157.

<3> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М.: Спарк, 1995. С. 113.

 

б) волеизъявление неправильно выражает внутреннюю волю. Это - сделка, совершенная под влиянием злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой (ст. 179 ГК РФ);

в) волеизъявление сформулировано под воздействием факторов, нарушающих нормальный процесс волеобразования. Это - сделки, совершенные под влиянием обмана, заблуждения или стечения тяжелых обстоятельств (ст. 178, 179 ГК РФ). Как отмечалось в источниках римского права, "при обмане и насилии одна сторона становится жертвой другой стороны, но сторона может впасть в заблуждение независимо от воздействия другой стороны. Заблуждение может касаться: а) характера сделки; б) предмета договора; в) личности контрагента" <4>. Сделки, совершенные вследствие стечения тяжелых обстоятельств, называемых еще кабальными, имеют порок воли, так как формирование воли протекает под воздействием обстоятельств, при которых исключается нормальное формирование воли, вследствие чего побуждает лицо заключать сделку на крайне невыгодных для себя условиях;

--------------------------------

<4> Римское частное право: Учеб. / Под ред. И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского. М.: Юристъ, 1997. С. 3 - 26.

 

г) налицо лишь внешняя видимость воли и волеизъявления. Это - мнимая и притворная сделки (ст. 170 ГК РФ). Мнимая сделка совершается без намерения создать соответствующие юридические последствия или без желания их наступления в действительности. В отличие от мнимой сделки стороны заключают притворную сделку в целях достижения другого правового результата, а не того, который фактически породила бы данная сделка.

К сделкам с пороками формы относятся недействительные сделки ввиду несоблюдения установленной законом формы их совершения. Чтобы определить, заключена сделка или нет, необходима принятая определенная форма, по которой можно было бы судить о ее содержании. Последствия недействительности сделки в связи с пороками формы наступают в специально предусмотренных случаях:

1) несоблюдение простой формы сделки влечет ее недействительность, если это прямо указано в законе или предусмотрено в соглашении сторон, а также если сделка носит внешнеэкономический характер (ст. 162 ГК РФ);

2) несоблюдение нотариальной формы сделки влечет ее недействительность в случаях, указанных в законе или предусмотренных соглашением сторон (ст. 163 ГК РФ).

Недействительность сделки с пороками содержания предопределяется расхождением ее условий с требованиями закона. Недействительны сделки: не соответствующие закону (такие сделки, известные римскому праву как "сделки в обход закона" (in frauden legis), недействительны ввиду того, что стороны заключают сделку... не подходящую по букве под текст закона, но ведущую к достижению того практического результата, с которым борется закон <5>) или иным правовым актам (ст. 168 ГК РФ), совершенные с целью, противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК РФ).

--------------------------------

<5> Хвостов В.М. Система римского права: Учеб. М.: Спарк, 1996. С. 154.

 

Недействительные сделки в гражданском праве со времен Рима принято разделять на ничтожные и оспоримые. В силу ст. 166 ГК РФ ничтожными называются сделки, недействительность которых не нуждается в констатации со стороны суда. Эти сделки вообще не подлежат исполнению. Между тем, как указано в п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" <6>, Гражданский кодекс РФ не исключает возможности предъявления исков о признании недействительной также и ничтожной сделки. Ничтожными являются сделки, совершенные гражданами, недееспособными по состоянию здоровья или по возрасту (ст. 171, 172, 175 ГК РФ), мнимые и притворные сделки (ст. 170 ГК РФ) - сделки, при совершении которых не соблюдена письменная или нотариальная форма (ст. 162, 163 ГК РФ) либо которые не прошли государственной регистрации (ст. 131, 164 ГК РФ), сделки с пороками содержания (ст. 168, 169 ГК РФ), неуставные сделки юридических лиц (ст. 173 ГК РФ), сделки, совершенные предприятием, организацией, не являющимися юридическими лицами (ст. 48 ГК РФ).

--------------------------------

<6> Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1996. N 9. С. 5.

 

Оспоримыми считаются сделки, недействительность которых должна быть констатирована судом. До вступления в законную силу соответствующего судебного решения сделка считается действительной, порождает правовые последствия и подлежит исполнению сторонами.

Оспоримыми являются сделки, совершенные гражданами, частично или ограниченно неспособными понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК РФ), совершенные под влиянием заблуждения, насилия, угроз, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, стечения тяжелых обстоятельств, обмана (ст. 178, 179 ГК РФ), совершенные без соответствующей на это лицензии (ст. 173 ГК РФ).

При признании сделки недействительной законом предусмотрено общее правило двусторонней реституции: "Каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возврата полученное в натуре... возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом" (ст. 167 ГК РФ). Иногда двусторонняя реституция сочетается с обязанностью одной стороны возместить контрагенту понесенные им убытки (ст. 171, 172, 175, 176, 177 ГК РФ).

Для отдельных случаев при признании сделки недействительной законом предусмотрена односторонняя реституция, которая заключается в том, что "потерпевшему возвращается другой стороной все полученное ею по сделке, а при невозможности возвратить полученное в натуре возмещается его стоимость в деньгах. Имущество, полученное по сделке потерпевшим от другой стороны, а также причитавшееся ему в возмещение переданного другой стороне, обращается в доход Российской Федерации" (п. 2 ст. 179 ГК РФ). Односторонняя реституция наступает также при недействительности сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности, при наличии умысла у одной из сторон. При наличии умысла у обеих сторон такой сделки закон предписывает изъятие всего полученного по сделке в доход РФ (ст. 169 ГК РФ).

Важное практическое значение имеет установление отдельных отличий недействительных вексельных сделок от общегражданских сделок по последствиям недействительности, а также по таким критериям, как оспоримость и ничтожность.

Согласно ст. 7 Положения о переводном и простом векселе, если на переводном векселе имеются подписи лиц, не способных обязываться по переводному векселю, подписи подложные или подписи вымышленных лиц, или подписи, которые по всякому иному основанию не могут обязывать тех лиц, которые их поставили или от имени которых он подписан, то подписи других лиц не теряют силы. Следовательно, если вексель составлен, выдан, передан, авалирован лицом, не обладающим дееспособностью вследствие психического расстройства (ст. 171 ГК РФ), малолетства (ст. 172 ГК РФ), возраста (ст. 175 ГК РФ), или лицом, ограниченным в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами, без согласия на это попечителя (ст. 176 ГК РФ), то на этом основании другие вексельные сделки не могут быть признаны недействительными. Следовательно, недействительность вексельной сделки, связанная с вышеназванными пороками субъекта, не влечет недействительности самого векселя. Законодатель, устанавливая правила ст. 7 Положения, на наш взгляд, исходил из следующих соображений. Во-первых, вексель является обороноспособным документом, который с момента выдачи и до предъявления к платежу (акцепту) может быть передан десятки, сотни и более раз. В связи с этим приобретатель векселя теоретически не в состоянии проверить или убедиться в дееспособности подписавших его лиц. Во-вторых, векселеприобретатель, получив вексель и передав его путем совершения индоссамента последующему индоссату, как бы подтверждает действительность всех условий текста векселя, заявляет о своем подчинении вексельному закону и обещает совершить платеж по векселю в случае непоступления платежа по векселю от основного вексельного должника. Этого приобретателя и индоссанта одновременно (лица, передавшего вексель) фактически не интересует правоспособность предыдущих индоссантов, тем более векселедателя, акцептанта, поскольку для него важную роль играет осознание того, что он передает документ под названием вексель, имеющий все условия, предусмотренные вексельным законом. Следовательно, его правовое положение аналогично положению векселедателя (простого векселя). Как указывал профессор Г.Ф. Шершеневич, "индоссамент есть выдача нового векселя" <7>. В-третьих, в случае признания вексельной сделки недействительной, ввиду порока субъектного элемента сделки по общегражданским основаниям, на практике возникнут неразрешимые проблемы, связанные с отысканием других дееспособных подписавших вексель лиц и легитимацией прав по векселю. Ввиду вышеизложенного Высший Арбитражный Суд РФ постоянно ориентирует нижестоящие суды на то, что правовые основания признания общегражданской сделки и вексельной сделки не тождественны. Например, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении от 15 февраля 2005 г. N 12856/04 отметил:

--------------------------------

<7> Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права. М.: Спарк, 1994. С. 284.

 

"...рассматривая исковые требования о признании недействительными сделок по выдаче векселей, суды не приняли во внимание, что подобные сделки по своему характеру не содержат указания об основаниях их совершения. В силу этого данные сделки могут быть оценены с точки зрения их связи с процессом хозяйственной деятельности только с учетом отношений, лежащих в основании их совершения.

Выдача векселя, соответствующего требованиям, предъявляемым к его форме и содержанию, влечет правовые последствия, установленные вексельным законодательством, которые не могут быть устранены по правилам статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в отношении законного векселедержателя.

Пункт 15 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.12.2000 N 33/14 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей" предусматривает, что в случае предъявления требования об оплате векселя лицо, обязанное по векселю, не вправе отказаться от исполнения со ссылкой на отсутствие обязательства или его недействительность, кроме случаев, определенных статьей 17 Положения о переводном и простом векселе" <8>.

--------------------------------

<8> Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2005. N 6. С. 63.

 

По указанным причинам, в силу ст. 7 Положения о переводном и простом векселе вексельная сделка, совершенная организацией, не являющейся юридическим лицом, также не может быть признана недействительной. Если от имени юридического лица вексельная сделка совершена лицом, не уполномоченным на это в силу своего служебного положения или не снабженным соответствующей доверенностью на ее совершение, а также с превышением своих полномочий при совершении данной сделки (ст. 183 ГК РФ), то на основании ст. 8 Положения о переводном и простом векселе она не может быть признана недействительной. При этом каждый, кто подписал переводной вексель в качестве представителя лица, от имени которого он не был уполномочен действовать, сам обязан по векселю, и, если он уплатил, имеет те же права, которые имел бы тот, кто был указан в качестве представляемого. В таком же положении находится представитель, превысивший свои полномочия. Судебно-арбитражной практикой неоднократно указывалось на это: "В случае, когда подписавшее вексель лицо не имело соответствующих полномочий, само обязано по векселю. Подписание векселя неуполномоченным лицом не влечет недействительности обязательств всех иных лиц, поставивших свои подписи на векселе (ст. 7, 8 Положения о переводном и простом векселе), в том числе индоссантов" <9>. Этот вывод в дальнейшем был в какой-то мере закреплен в п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 4 декабря 2000 г. N 33/14 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей" <10>, в котором разъяснено, что "лицо, получившее вексель от представителя, не имеющего достаточных полномочий на выдачу (передачу) векселя, не может требовать платежа от самого лица, от имени которого вексель выдан (передан). Однако оно может требовать платежа от самого лица, подписавшего вексель в том же объеме и при тех же условиях, как если бы он выдал (передал) вексель от себя лично". Нормы ст. 8 (77) Положения о переводном и простом векселе прежде всего направлены на поддержание оборотоспособности векселя и укрепление его гарантийной функции, так как в этом случае вексельный кредитор уверен в получении платежа по векселю. На невозможность признания вексельной сделки недействительной ввиду превышения полномочий обращено внимание в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 7 июля 1998 г. N 1535/98 <11>: "Исковые требования заявлены по иному основанию - векселя подписаны заместителем руководителя ВПО "Зарубежнефтегазстрой" с превышением своих полномочий. Данное обстоятельство не влечет за собой по вексельному законодательству недействительность векселя, в связи с чем оно не подлежало оценке судом при рассмотрении материально-правового требования о признании недействительными выданных векселей".

--------------------------------

<9> Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 августа 1999 г. N 1850/99 // СПС "Гарант". 2002. 18 марта.

<10> Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2001. N 2. С. 9.

<11> См.: Споры о признании сделки недействительной: Сб. документов / Под общ. ред. М.Ю. Тихомирова. М., 2000. С. 158 - 160.

 

Непрерывность ряда индоссаментов не зависит от оценки наличия полномочий у подписавших его лиц. Это наглядно иллюстрирует пример из судебно-арбитражной практики. Так, по делу установлено, что один из индоссаментов в непрерывном их ряде был совершен неуполномоченным лицом. В Постановлении от 13 апреля 1999 г. N 586/99 Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ записано: "Что касается совершения индоссамента от имени ОАО "Енисейское речное пароходство" неуполномоченным лицом, то непрерывность ряда индоссаментов не зависит от оценки наличия полномочий у подписавших их лиц в силу прямого указания статьи 7 Положения" <12>.

--------------------------------

<12> Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1999. N 8. С. 49.

 

Согласно ст. 173 ГК РФ гражданско-правовая сделка считается недействительной, если орган юридического лица совершает сделку, противоречащую его деятельности. Такое основание признания вексельной сделки недействительной, как полагает автор, имеет место в ограниченных случаях. На основании ст. 2 Федерального закона "О переводном и простом векселе" Российская Федерация, субъекты РФ, городские поселения и другие муниципальные образования имеют право обязываться по переводному и простому векселю только в случаях, специально предусмотренных федеральным законом. Допустим, муниципальное образование в лице администрации выдало простой вексель без указания на то федерального закона. Поскольку муниципальные образования в силу закона не могут обязываться по векселю, то сделка по выдаче векселя должна быть признана недействительной, но только в одном случае - когда вексель еще находится у первоприобретателя. Как только вексель переходит другому векселедержателю, вексельные сделки не могут быть признаны недействительными, поскольку начинают действовать правила ст. 7 (77) Положения о переводном и простом векселе.

Пороки воли (ст. 170, 177 - 179 ГК РФ), по мнению автора, также не влияют на недействительность вексельных сделок, именно в силу ст. 7 Положения о переводном и простом векселе, за одним, пожалуй, исключением: при выдаче самого векселя первому приобретателю. С момента перехода векселя к последующему индоссату пороки воли не могут оказывать какое-либо существенное влияние на признание последующих вексельных сделок недействительными. Значит, последующая сделка признается действительной и юридически значимой, т.е. недействительная вексельная сделка по векселю в связи с пороками воли в последующем не влечет недействительность следующей вексельной сделки.

Таким образом, сделка по составлению и выдаче векселя, несмотря на то что первоначально эти сделки были недействительными ввиду наличия порока воли, с момента перехода векселя к первоприобретателю также не влияет на недействительность других вексельных сделок.

Третий элемент сделки - форма сделки. Однозначно можно утверждать, что пороки формы, предусмотренные ст. 131, 162 - 164 ГК РФ, как условие недействительности гражданско-правовых сделок к вексельным сделкам неприменимы, за исключением п. 2 ст. 162 ГК РФ. Согласно п. 2 ст. 162 ГК РФ в случаях, прямо указанных в законе или в соглашении сторон, несоблюдение простой письменной формы сделки влечет за собой ее недействительность. В соответствии со ст. 4 Федерального закона "О переводном и простом векселе" переводной и простой вексель должен быть составлен только на бумаге (бумажном носителе). Отсюда следует вывод, что вексельная сделка будет являться действительной только в том случае, если она совершена в письменном виде. Следовательно, вексельные сделки являются недействительными, если они не облечены в бумажную форму.

Если исходить из традиционного понимания векселя как одного из видов ценной бумаги, то соблюдением формы вексельной сделки является составление векселя в письменном виде. На это было нацелено Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 сентября 1994 г. N 36 <13>, в котором отмечалось, что "вексель - один из видов гражданско-правовых сделок. Форма таких сделок установлена общими нормами гражданского законодательства". На это обращало внимание и разъяснение, содержащееся в Рекомендациях Центрального банка РФ <14> (Письмо Центрального банка РФ от 9 сентября 1991 г. N 14-3/30 "О банковских операциях с векселями"). Но вместе с тем существует и другая точка зрения, согласно которой под формой векселя понимают совокупность обязательных реквизитов. Так, Арбитражный суд во включении в текст векселя условия о том, что срок платежа устанавливается указанием на вероятное событие, усмотрел нарушение требований к форме векселя, влекущее его недействительность (п. 5 Приложения к Информационному письму Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 июля 1997 г. N 18 "Обзор практики разрешения споров, связанных с использованием векселя в хозяйственном обороте") <15>. Как полагает профессор Л.А. Новоселова, "при наличии специальных требований к содержанию некоторых из реквизитов отступление от предписанных правил рассматривается как нарушение формы векселя" <16>. На аналогичных позициях стоят и другие авторы <17>.

--------------------------------

<13> Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1995. N 2. С. 47.

<14> Там же. 1993. N 5. С. 36.

<15> Там же. 1997. N 10. С. 72.

<16> Новоселова Л.А. Вексель в хозяйственном обороте. М.: Статут, 1997. С. 5.

<17> См., например: Вишневский А.А. Вексельное право. М.: Юристъ, 1996. С. 14; Крутицкий Н.А. Вексельное обязательство: Автореф. дис.... к.ю.н. СПб., 2001. С. 16.

 

Сложившаяся судебно-арбитражная практика подходит к вопросу о формальности векселя следующим образом. Так, ввиду несоблюдения формальности вексель признан недействительным при отсутствии собственноручной подписи векселедателя, наличии на векселе любых пометок, обусловливающих содержащееся в нем предложение (обязательство) уплатить, включении в вексель условия о том, что срок платежа устанавливается указанием на вероятное событие <18>.

--------------------------------

<18> См.: Обзор практики разрешения споров, связанных с применением векселя в хозяйственном обороте: Прил. к инф. письму Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 июля 1997 г. N 18. Пункты 1, 3, 5 // Вестн. Высшего Арбитражного Суда РФ. 1997. N 10.

 

К сожалению, термин "форма векселя" все чаще стал применяться как некая логическая категория, совершенно оторванная от первоначального смысла, заложенного в это понятие законодателем, выраженного в виде конкретных норм гражданского права. Как в Гражданских кодексах РСФСР 1922 г., 1964 г., так и в Гражданском кодексе РФ 1994 г. под формой сделки понималось всегда (кстати, и до революции в России, и в римском праве) облечение воли субъектов, совершающих сделку, в требуемую законом форму. В гражданском праве всегда присутствовали устные или письменные сделки. Под письменной формой понималось и понимается выражение воли участников сделки путем составления документа, отражающего содержание сделки и подписанного лицами (лицом), совершающими (совершающим) сделку.

Последний, четвертый, элемент сделки - содержание, которое должно соответствовать требованиям закона. Содержание векселя включает следующие составляющие: совокупность его реквизитов и условий, касающихся отдельных вексельных сделок.

Вексель прежде всего должен иметь все реквизиты, которые перечислены законом.

При составлении переводного и простого векселя непременно должны быть все вексельные реквизиты, указанные в ст. 1, 75 Положения. Отсутствие одного из них в векселе (за исключением случаев, предусмотренных ст. 2, 76 Положения) лишает документ вексельной силы, и он может быть признан недействительным, поскольку его содержание противоречит требованиям вексельного закона. Чтобы с первого взгляда определить, что документ является векселем, необходима вексельная метка, т.е. наименование документа векселем. В этой метке выражается согласие должника подчиниться действию вексельного права. В векселе векселедателем должен быть указан первый приобретатель - лицо, которому или по приказу которого должен быть произведен платеж. Законодательство не допускает выписки векселя на предъявителя, поскольку в основе векселя лежат реальные денежные сделки с вполне конкретными лицами. В отличие от простого векселя, по которому плательщиком является векселедатель, в переводном векселе плательщиком является третье лицо, называемое трассатом. Его наименование в тексте переводного векселя относится к числу обязательных реквизитов векселя, поскольку он после принятия акцепта векселя становится в положение векселедателя в простом.

Согласно Положению вексель должен содержать обязательные реквизиты, а отсутствие любого из них лишает вексельной силы со всеми вытекающими отсюда юридическими последствиями. Кроме того, условия векселя также должны соответствовать нормам вексельного закона.

Ввиду дефекта формы вексельные сделки могут быть признаны недействительными. Следует определиться, какими они являются с точки зрения гражданского права: оспоримыми или ничтожными. В соответствии с п. 1 ст. 166 ГК РФ оспоримыми считаются сделки, недействительность которых должна быть констатирована судом, а согласно ст. 168 ГК РФ ничтожными признаются сделки, не соответствующие требованиям закона или иных правовых актов, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима или не предусматривает иных последствий нарушения. Деление недействительных сделок на ничтожные и оспоримые вызывало и вызывает определенные трудности, как на практике, так и в науке. Среди правоведов и в судебной практике нет однозначного подхода к вопросам классификации недействительных сделок на ничтожные и оспоримые. Профессор М.И. Брагинский, обосновал оспоримые сделки следующим образом: "Статья 168 ГК РФ устанавливает то, что имеет принципиальное значение, - презумпцию: "недействительная сделка ничтожна". Это означает необходимость соответствующего указания в законе, чтобы отнести сделки к числу оспоримых" <19>. По его мнению, признаком оспоримости является прежде всего возможность стороны признать договор недействительным. Недействительные вексельные сделки входят, как правило, в число оспоримых. Однако из этого правила имеется исключение: сделка по выдаче векселя в определенных случаях (например, по ст. 170 - 172, 175 ГК РФ) может являться ничтожной, но последующие вексельные сделки не могут быть на этом основании недействительными и не могут влиять на действительность векселя. Следовательно, вексель может быть признан ничтожным до вхождения его в гражданский оборот, т.е. до передачи векселя первым приобретателем (векселедержателем) последующему индоссату на условиях, предусмотренных нормами гражданского закона.

--------------------------------

<19> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. М.: Статут, 1998. С. 153 - 154.

 

Основное отличие недействительных вексельных сделок от иных гражданско-правовых - это последствия. По общему правилу, как выше указывалось, при признании сделки недействительной в гражданском праве применяется правило двухсторонней реституции (ст. 167 ГК РФ) с сочетанием в отдельных случаях с обязанностью одной стороны возложить на контрагента понесенные им убытки (ст. 171, 172, 175 - 177 ГК РФ), а также правило односторонней реституции (п. 2 ст. 179 ГК РФ) - полученное по сделке изымается в доход государства (ст. 169 ГК РФ). Анализируя вексельные сделки с точки зрения указанных законоположений, можно прийти к выводу, что в вексельном обороте не всегда можно применить в полном объеме правила последствий недействительности гражданско-правовых сделок, поскольку нет возможности возвратить вексель потерпевшей стороне. По нашему мнению, двух- или односторонняя реституция возможна только в том случае, если вексель не выбыл из владения первого векселеприобретателя (векселедержателя). Кроме того, независимо от признания конкретной вексельной сделки недействительной, за исключением случаев дефекта формы векселя, сам вексель как обязательство порождает соответствующие юридические права и обязанности для участников конкретных вексельных отношений и не влияет на признание других вексельных сделок недействительными <20>. Следовательно, в вексельном праве не всегда действует такое правило, как "сделка, основанная на недействительной сделке, ничтожна".

--------------------------------

<20> Следует отметить, что практика Высшего Арбитражного Суда РФ позволяет выявить тенденцию признания данного вывода. Например, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении от 6 августа 2002 г. N 3014/02 указал: "Подложная подпись векселедателя не может обязывать лицо, от имени которого вексель подписан, однако подписи на векселе других лиц (индоссантов, авалиста) не теряют силы" // Вестн. Высшего Арбитражного Суда РФ. 2002. N 11. С. 28 - 29.

 

Наши доводы о невозможности реституции векселя при недействительности вексельных сделок согласуются с практикой арбитражных судов. Так, абз. 4 п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 4 декабря 2000 г. N 33/14 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей", разъясняет, что "сделки, на основании которых вексель был передан, могут быть признаны судом недействительными в случаях, предусмотренных Кодексом. Признание судом указанных сделок недействительными не влечет недействительности векселя как ценной бумаги и не прерывает ряд индоссаментов. Последствиями такого признания является применение общих последствий недействительности между ее сторонами" <21>.

--------------------------------

<21> Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2001. N 2. С. 5.

 

Не все судебные решения по признанию вексельных сделок недействительными и применению последствий недействительности сделок являются небесспорными.

Это можно проиллюстрировать на одном из решений Арбитражного суда Костромской области. Арбитражный суд Костромской области по делу от 14 ноября 2003 г. N А31-1406/5 решил: "...признать недействительными сделки по передаче открытым акционерным обществом "Костромская ГРЭС", г. Волгореченск Костромской области, обществу с ограниченной ответственностью "Московский межрегиональный банк", г. Москва, векселей на общую сумму 625 миллионов рублей (деноминировано), а также по передаче векселей в порядке размена третьим лицам, номера и номинал которых соответствуют данным:

204 972 номиналом 1 000 000 000 рублей, составлен 18.12.1995,

204 973 номиналом 1 000 000 000 рублей, составлен 18.12.1995,

204 978 номиналом 1 000 000 000 рублей, составлен 18.12.1995,

204 979 номиналом 1 000 000 000 рублей, составлен 18.12.1995... (всего более 300 векселей. - Прим. В.У.).

Применить последствия недействительности этих ничтожных сделок в виде изменения вексельных правоотношений - исключения ОАО "Костромская ГРЭС", г. Волгореченск Костромской области, из числа лиц, обязанных платить по всем вышеназванным в резолютивной части решения векселям. Обязать ОАО "Костромская ГРЭС" опубликовать резолютивную часть решения суда в "Российской газете" по вступлении решения в законную силу..." <22>.

--------------------------------

<22> Российская газета. 2004. 21 июля.

 

Как усматривается из решения суда, суд полностью проигнорировал нормы двусторонней реституции, предусмотренной ст. 167 ГК РФ, создав новую норму о последствиях недействительности сделок - "в виде изменения вексельных правоотношений" - путем исключения ОАО "Костромская ГРЭС" (вексельного должника) из числа лиц, обязанных платить по всем вышеназванным в резолютивной части решения векселям. Таким образом, суд не только проигнорировал нормы ГК РФ об основаниях и последствиях недействительности сделок, но и по своему усмотрению "вывел" новое правило о последствиях недействительности сделок. Кроме того, суд тем самым нарушил не только нормы ст. 302 ГК РФ о добросовестном приобретателе, но и имущественные права десятка, а то и сотни других участников отношений по спорным векселям. И наконец, суд абсолютно не учел нормы вексельного законодательства, в частности ст. 7, 8, 9, 10 Положения о переводном и простом векселе и т.д., согласно нормам которых суд был вправе применить реституцию по недействительной вексельной сделке. Можно также предположить, что суд интересовали только требования РАО "ЕЭС России", в пользу которого был выдан исполнительный лист, а не законные права добросовестных индоссантов, держателей векселей, и правила нормального гражданского оборота.

Фактически данный пример указывает на судейское правотворение при разрешении вексельных споров. Профессор И.А. Покровский более 100 лет назад предупреждал: "Теория свободного судейского правотворения заключает в себе органическую и неустранимую опасность судейского произвола, если она самую неопределенность и неясность права возводит в принцип, она, очевидно, идет вразрез с интересами развивающейся человеческой личности. Эта последняя может мириться со многими ограничениями своей свободы, если они установлены законом и если они ясны, но она не может мириться с зависимостью от чьего бы то ни было произвола, хотя бы и самого доброжелательного. Стремление к строгой законности составляет такую же неприметную черту развивающегося гражданского права, как и развивающегося права публичного, и никакой судейский "трансперсонализм" этого стремления подавить не может" <23>.

--------------------------------

<23> Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут, 1998. С. 105.

 

В.Н.Уруков

Профессор,

заведующий кафедрой

гражданско-правовых дисциплин

юридического факультета

ЧГУ им. Ульянова

Подписано в печать

16.04.2009


Источник: http://lcstrongtower.com/nedeystvitelnye_veksel


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Признание права собственности отсутствующим: образец искового Я счастлива что ты есть у меня проза

Признание сделки ничтожной и основания для этого Признание сделки ничтожной и основания для этого Признание сделки ничтожной и основания для этого Признание сделки ничтожной и основания для этого Признание сделки ничтожной и основания для этого Признание сделки ничтожной и основания для этого Признание сделки ничтожной и основания для этого Признание сделки ничтожной и основания для этого

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ